Психологические процессы при злоупотреблении властью

Артикул: Ян Хенниг
2007 год

Из EATA Newsletter February 2007 

Психологические процессы при злоупотреблении властью

На встрече в Сантьяго-де-Компостелла, 6-7 Июля, мы с Барбарой Классен отвечали за подготовку доклада \обсуждения под названием «Власть и ответственность – применение и злоупотребление». Данная статья отражает мою часть доклада, которая касается вопросов злоупотребления властью. Несмотря на то, что в фокусе встречи были в основном вопросы власти в транзактноаналитическом образовании и в транзактноаналитических организациях, совершенно очевидно, что эта теория применима к отдельным людям и организациям в других контекстах. Но «своя рубашка ближе к телу», поэтому основное внимание я все же буду уделять транзактноаналитическим терапии, тренингу, супервизии и организациям.

По всей видимости, злоупотребление властью непосредственно в контексте ТА отличается от ее правомерного использования, так как законная власть закрепляется двусторонним контрактом, а превышение власти таким контрактом не обуславливается. Я предлагаю считать такой контракт действительным лишь до тех пор, пока он открыто отражает интересы обеих сторон.  В случае если одна из сторон попытается давить на другую, ссылаясь на «контракт», автоматически его можно считать недействительным. 

 Я также предполагаю, что контракт основывается на позиции ++ и отражает ее, а злоупотребление властью всегда происходят из позиции + – (При - - власть тщетна, а при - + личность стремится ограничивать свою власть тормозящими процессами). С этой точки зрения злоупотребления властью рассматриваются как однозначно патологическое явление.  

Типичные процессы + - создают основу для моделей мышления, чувствования и поведения, которые связаны со злоупотреблениями властью.  Это параноидный, нарциссический, садистический и психопатический процессы. Все они могут входить в состав расширенных рэкетных систем личности. Я даю их краткое описание и оставляю за читателем привилегию вспомнить примеры из жизни самостоятельно. 

Противодействовать злоупотреблениям власти, как правило, лучше всего при помощи «отграничивающих интервенций», особенно это касается 3 последних процессов. Термин «отграничивающие интервенции» впервые употребил Отто Кернберг в одной из своих лекций, хотя я не встречал его в монографиях Кернберга. На языке транзактного анализа моё понимание данного термина звучит как Опровержение послания Критического Родителя какому-либо эго-состоянию собеседника при помощи Взрослого объяснения (Не-ОК поступать ххх, потому что ххх). Это понятие достаточно близко понятию трансакции разрешения. 

Главная цель отграничивающей интервенции – заново создать структуру, то есть законы, правила, контракты, авторитет, иерархию, мораль, этику и т.д. Обычно данные структуры закладываются в детстве при помощи посланий Критического Родителя Адаптированному Ребёнку. Поэтому у людей с личностными расстройствами они практически отсутствуют. Подобные отграничивающие интервенции можно осуществлять по отношению к группам, а также отдельным личностям. Их также можно остановить при помощи определённых санкций. 

Параноидный процесс при злоупотреблении властью – хороший человек / группа в жестоком мире.

Эта позиция оправдывается постулатом, что человек находится во враждебном окружении, которое замышляет против него или его интересов что-то недоброе. Поэтому злоупотребление властью рационализируется и считается правомерной стратегией защиты от жестокого и коррумпированного окружения. 

Передача чувства: Страх передаётся другим людям посредством пугающего и агрессивного поведения, а также проективной идентификации. 

Доминирующие чувства: гнев и страх. Гнев используется для того, чтобы избавить себя от страха и передать его другим. 

Чтобы накалить борьбу за власть до предела: Начните соревноваться, кто кого «перепараноит». Чем больше Вы пугаете другого, тем параноиднее он становится. 

Чтобы снизить борьбу за власть: Создайте безопасное окружение как основу для заключения контракта и сотрудничества.

Поведение группы: параноидный процесс может привести к «Крепости», когда члены группы используют поведение битвы-и-отступления (как описано у Уилфреда Бийона) для того, чтобы отгородиться от внешних угроз.

Профессионально работая в ТА, мы часто бываем напуганы клиентами, тренируемыми или супервизируемыми. Они особенно любят пугать нас, когда они напуганы сами и действуют, исходя из параноидной позиции.  Ещё мы можем страшиться потерять свои деньги и положение, то есть бояться того, что наши тренируемые отхватят кусок с нашего «рынка».

Нарциссический процесс при злоупотреблении властью – гений в мире идиотов.

Нарциссизм – грандиозная защита от глубоких чувств стыда и незначительности. Других людей нарцисс считает ниже себя и смотрит на них либо как на поклонников, либо как на завистников, которые ненавидят вас и хотят уничтожить, так как чувствуют себя ниже Вас. 

Амбиции и злоупотребления, связанные со властью, оправдываются, так как «Мне-лучше-знать». Это же утверждение оправдывает нарушение правил, иерархии, контрактов и все прочее «бюрократическое идиотство». 

Иногда человек не считает себя гением, но нарциссическая грандиозность переносится на проект такой степени «важности», что демократические процедуры и контракты преступаются или же игнорируются для достижения основной цели. 

Передача чувства: личность передаёт другим стыд и чувство своей незначительности, в частности демонстрируя им своё презрение или игнорируя их, или посредством проективной идентификации. 

Доминирующие чувства: Гордость и стыд. Гордость и презрительное поведение используются, чтобы передать доминирующие чувства.

Чтобы накалить борьбу за власть до предела: Начните нарциссическое соревнование (“Кто лучше?” “Кому лучше знать?” “Побудь в моей свите.”) Чтобы снизить накал борьбы за власть: 

  • Ведите себя уважительно и корректно по отношению к человеку или группе, злоупотребляющим властью.
  • Применяйте отграничивающую интервенцию с позиции этики или организации
  • Контракт на сотрудничество.

Поведение группы: Нарциссические групповые процессы, как правило, принимают форму альянсов между вовлечёнными лицами. Иногда люди могут «одолжить» свой собственный нарциссизм основной фигуре, которая идеализируется, и при этом часть нарциссического вклада возвращается владельцу в виде поглаживаний (как правило, скудных) от идеализированного лица. Иногда нарциссический групповой процесс принимает форму «клики», само избравшейся «элиты», которая поглаживает друг друга так, чтобы создать впечатление, что они горстка избранных, а те, кто вне их группы практически ничего не значат.  

Нарцисс чувствует угрозу, если что-то угрожает его чувству уникальности и гениальности. Профессиональным транзактным аналитикам (и другим коллегам) особенно сложно, когда мы лечим, учим или супервизируем людей, которые гораздо умнее нас, - что произойдёт с каждым, чей IQ не превышает 200 как у Эрика Берна (миф?). Мы можем легко попасться в ловушку и использовать своё положение, чтобы заявить «Мне лучше знать», или исключить других из того или иного внутреннего круга. 

Эта проблема становится особенно чувствительной, когда дело касается «показной терапии» (Доктор Чувство перед аудиторией).  Если эта форма обучающей терапии вообще имеет право на существование (о чем можно было бы поспорить), должны быть соблюдена защита и разрешение. Терапевту, вероятно, также придётся быть очень чутким к «клиенту», так как здесь нет места нарциссическому самовосхвалению. 

Психопатический процесс – правила для дураков, сила всегда права

Ши Шифф говорила, что психопат чувствует, что правила придумывает враг, лелеющий злые намерения подчинить его своему контролю. Поэтому он не соблюдает правил. Если человеку не был поставлен диагноз «психопат», этот процесс происходит, когда:

  • Индивид или группа попадает в настолько тяжёлую позицию Жертвы, что нарушение всех норм и ограничений для преследования «обидчика» выходит оправданным. (“Я не позволю тебе спрятаться за правилами!). Ответственность за нарушения также переводится на предполагаемого обидчика. (“Они сами начали”, “Посеешь ветер – пожнёшь бурю»).
  • Человек чувствует, что нормы, правила и закон не действуют на главном уровне (в организации, обществе и т.д.), и те, кто уважают их, становятся Жертвами (Лохи!), а те, кто достаточно умён, извлекают из ситуации лишь пользу. 

При этом процессе другие люди воспринимаются как психопаты или наивные (Лохи). 

Чтобы накалить борьбу за власть до предела: Обесценивайте существование проблемы. Не действуйте.

Чтобы снизить накал борьбы за власть:

  • Применяйте отграничивающую интервенцию с позиции этики или организации.
  • Контракт на сотрудничество.

Поведение в группе: может подразумевать чувство оправданности отрицания правил и этических стандартов, причём процесс подкрепляется тем, что окружающие знают о преступлениях друг друга, но не конфронтируют их. Когда группа формализуется, она становится тем, что называется "Шайка". 

 Это соблазнительная альтернатива для сообществ с высоким уровнем аномии и обесценивания (как правило, это не касается кругов ТА). Иногда человек чувствует: "Я хочу это, и думаю, что смогу это достать". Для контроля подобного эгоистичного поведения важны своевременная реакция и конфронтация.

Садистический процесс при злоупотреблении властью – сильная личность, окружённая слабаками.

Некоторые рассматривают садизм исключительно как сексуальное поведение.  При изучении данной концепции я основывался на концепции Эриха Фромма, который считает садизм более широкой моделью, которая характеризуется преклонением перед силой и презрением к слабости.  Здесь причинение боли является не самоцелью, а инструментом по установлению контроля над подчинённым субъектом. 

В свою очередь Фромм основывался на социально-психологических теориях "авторитарной личности" или "фашистской личности", как ее иногда называют. Этот процесс лежит в основе фашистского группового процесса, когда жестокие меры принимаются против "слабых" групп и людей, которые приносят вред обществу (социальный дарвинизм), и существует потребность в "сильном лидере". Распознав в себе фашиста можно распознать собственную садистическую систему рэкетов. 

Мой собственный вклад в теорию садистического процесса касается понимания внутренней мотивации садистического поведения. Я предполагаю, что садистическое поведение мотивируется, иногда травматическими, чувствами импотенции, бессилия, а осуществление власти над кем-то облегчает это состояние. Когда применение власти особенно жестоко, болезненно и деспотично (самые драматические примеры – насилие или изнасилование), чувство бессилия переносится на жертву. Однако, чрезмерно контролирующее поведение может также производить перенос чувства "неспособности пошевельнуться", "подчинённости чьей-то воле", "я сделаю-все-неправильно-если-поступлю-по-своему" и т.д. Чтобы накалить борьбу за власть до предела: 

  • Обесценивайте, бездействуйте
  • Показывайте слабость, веру и гибкость (вызывает презрение).

Чтобы снизить накал борьбы за власть: Показывайте силу, проводите отграничивающие интервенции, используйте санкции. (Чтобы излечить садизм на уровне индивидуума, необходимо проработать травматические воспоминания).

Групповое поведение: Может принять форму насилия или структурного фашизма, который нуждается в чёткой иерархии, и ожидается, что личность полностью подчиняется власть предержащим, а «подчинённые» подвергаются давлению. В образовании, терапии и супервизии важно отслеживать, когда Вы сами или другие:

  • Осуществляете чрезмерный контроль.
  • Презрительно относитесь к клиентам, тренируемым, супервизируемым •    Постоянно и без необходимости причиняете другим боль.
  • Становитесь исключительно жадными до власти.

Тема

Власть Власть1

Автор

Ян Хенниг Тест 1